АСК НДС-2: откуда налогоплательщику ждать угрозы, Аудиторская фирма Сканер, технические ршибки в аск ндс 2.

АСК НДС-2: откуда налогоплательщику ждать угрозы

Начиная с I квартала 2015 года налогоплательщики представляют декларации по НДС по новой форме (приказ Минфина России от 29.10.14 № ММВ-7-3/[email protected]). Теперь компания сообщает налоговикам сведения из книги покупок и книги продаж и информацию о выставленных счетах-фактурах (разделы 8–12 декларации).

В распоряжении налоговых органов есть специальная автоматизированная система контроля НДС-2 (далее — АСК НДС-2). Эта система сохраняет и накапливает всю информацию по операциям налогоплательщиков. Рассмотрим, какие претензии предъявляют налоговики по результатам анализа базы данных АСК НДС-2.

Система выявляет расхождения в декларациях

АСК НДС-2 позволяет налоговикам сравнить сведения из книг покупок и книг продаж по цепочке от поставщика до конечного покупателя. Программа сверяет контрагентов, счета-фактуры и указанные в них суммы налогов. Система может выявить несколько видов расхождений.

Расхождения вида «НДС». Эти расхождения программа выявляет, когда налог указан в декларациях, но в них имеются ошибки. Перечень таких ошибок известен многим бухгалтерам. Это расхождения по коду операций, по неверному номеру или дате счета-фактуры, а также расхождения в сумме НДС у продавца к уплате и у покупателя к вычету.

Некоторые бухгалтеры соглашаются с требованиями инспекторов и подают уточненные декларации. Однако при наличии технических ошибок, не влияющих на сумму налога, достаточно предоставить пояснения. К ним нужно приложить счета-фактуры и прочие документы. В этом случае предоставление уточненки является правом, а не обязанностью налогоплательщика (абз. 2 п. 1 ст. 81 НК РФ). Это относится к опечаткам в номерах и датах счетов-фактур и к неверным кодам операций. Если же у компании не совпадает сумма НДС, заявленная к вычету по счету-фактуре от поставщика, то самым распространенным случаем является предъявление НДС к вычету в более позднем периоде. Например, поставщик отразил счет-фактуру в I квартале 2016 года, а покупатель принял НДС к вычету во II квартале 2016 года.

Расхождения вида «разрыв». Речь идет о так называемом налоговом разрыве. При сравнении данных из книг покупок и продаж выясняется, что контрагент, чей счет-фактура заявлен в декларации, просто отсутствует в ЕГРЮЛ. Или не сдает налоговую отчетность, или сдает ее с нулевыми показателями. При таком виде разрыва у налогоплательщика образуется счет-фактура, сумма налога по которому не отражена в декларации контрагента. Если компания является поставщиком и НДС заявлен к уплате, то, скорее всего, подозрений это не вызовет, поскольку НДС уплачен в бюджет. А вот если компания является покупателем и заявила этот НДС к вычету, то инспекция, скорее всего, тут же сформирует требование о представлении документов (п. 8.1 ст. 88 НК РФ).

Однако если компания представила весь пакет документов, то отказать в вычетах на основании расхождений, выявленных по данным АКС НДС-2, пока нельзя. Признак вычета — это наличие счета-фактуры (ст. 169 НК РФ). И если проверяющие намерены отказать в вычетах, то они обязаны провести мероприятия налогового контроля. Эти мероприятия должны доказать фиктивность операций с однодневками или наличие иной необоснованной налоговой выгоды.

В судебной практике встречаются интересные случаи проигрыша налоговиков, когда они отказывали компаниям в вычетах по счетам-фактурам контрагентов, отсутствующих в ЕГРЮЛ. В одном из дел бухгалтер исключенного из ЕГРЮЛ общества продолжал в течение двух лет выставлять счета-фактуры от имени несуществующей компании (решение АС г. Москвы от 20.06.13 № А40-18764/13).

Налоговый орган отказал в вычетах. Компания счета-фактуры переделала и представила в суд. Арбитры указали: организация не подозревала о том, что счета-фактуры являются недействительными, и не могла проверить этот факт. Суд отменил доначисления. В то же время компания могла проверить статус контрагента с помощью общедоступных сервисов на сайте ФНС России. Поэтому такие судебные решения, скорее, единичны, и на них нельзя ориентироваться.

Налогоплательщики сталкиваются с налоговым разрывом, когда АСК НДС‑2 не может сопоставить счета-фактуры по выданным авансам и при зачете этих авансов. Связано это с тем, что компания, заплатившая контрагенту аванс, сама составляет счет-фактуру. Даже при наличии правильного кода операции АСК НДС-2 часто формирует требование, где указывает на отсутствие счета-фактуры «близнеца». В данном случае достаточно представить письменные пояснения и приложить к ним документы.

Цель внедрения АСК НДС-2 — борьба с однодневками

АСК НДС-2 помогает налоговикам выявить в торговой цепочке недобросовестное звено — однодневку. Этап, на котором налог не дошел до бюджета. Это необходимо для поиска конечного выгодоприобретателя, получающего необоснованную выгоду от налоговых разрывов. За поиск выгодоприобретателей отвечает система управления рисками «СУР АСК НДС-2». Ее основные задачи описаны в письме ФНС России от 03.06.16 № ЕД-4-15/[email protected] «Об оценке признаков риска СУР». Налогоплательщики могут попадать в группы низкого, среднего и высокого рисков. Компании с низким налоговым риском имеют материальные и трудовые ресурсы, ведут реальную деятельность, уплачивают налоги. У них проходят выездные проверки.

К высокорисковым относят организации с устойчивыми признаками однодневок. Они не имеют активов и персонала, платят мало налогов при высоких оборотах, используют третьих лиц для осуществления платежей. Инспекторы отмечают группу риска компании в программе с помощью цветовых индикаторов. Результаты «СУР АСК НДС-2» налоговики используют при решении вопроса о возмещении НДС и планировании выездных проверок.

Для эффективного использования АСК НДС-2 инспекторы получили расширенные полномочия на камералках. Они используют практически тот же перечень мероприятий контроля, что и при выездных проверках. Инспекторы могут потребовать от компании представить:

  • документы из-за расхождения в операциях (п. 8.1 ст. 88, ст. 93 НК РФ, приложение № 15 к приказу ФНС России от 08.05.15 № ММВ-7-2/[email protected]);
  • пояснения (п. 3 ст. 88 НК РФ, приложение № 1 к приказу ФНС России от 08.05.15 № ММВ-7-2/[email protected]).

Если организация получила требование, необходимо в течение шести рабочих дней отправить по телекоммуникационным каналам связи квитанцию о приеме электронного документа. В противном случае инспекция может заблокировать счета в банках (подп. 1.1 п. 3 ст. 76 НК РФ).

Ответ на требование о представлении документов налогоплательщики направляют в инспекцию в течение 10 рабочих дней с даты получения требования (п. 8.1 ст. 88, ст. 93 НК РФ). А письменные пояснения — в течение пяти рабочих дней (п. 3 ст. 88 НК РФ).

Компании редко игнорируют требования о представлении документов. Это чревато штрафом (ст. 126 НК РФ) и отказом в вычетах по формальным основаниям.

Пояснения лучше тоже представить. Иначе инспектор составит акт камеральной проверки (п. 5 ст. 88 НК РФ). Тогда отбивать доначисления придется уже путем подачи возражений или в суде.

Однако подтверждение права на вычет в ходе камералки не дает гарантий, что компании не назначат выездную проверку (ст. 89 НК РФ). Срок камеральной проверки ограничен тремя месяцами, поэтому инспекторы часто не успевают собрать доказательства, способные устоять в суде. Суды считают, что инспекторы вправе назначить выездную проверку периода, уже проверенного камерально. Налогоплательщики при этом не освобождаются от ответственности за выявленные правонарушения (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.06.11 № А75-8783/2010).

Налоговики могут назначить выездную проверку и после мероприятий налогового контроля, которые будет проводить отдел предпроверочного анализа. Максимальный срок выездной проверки достигает 15 месяцев. С учетом продления (до шести месяцев) и приостановления (на шесть или девять месяцев). За такой внушительный срок инспекторы точно соберут необходимые доказательства.

Судебная практика по АСК НДС-2 еще не сформировалась

Аргумент о «налоговых разрывах» в базе АСК НДС-2 для судебной практики новый. Пока он встречается нечасто. Этому есть несколько причин.

Во-первых, АСК НДС-2 — внутренняя база налоговых органов, к ней нет публичного доступа. Суды не признают сведения из внутренних информационных ресурсов должным доказательством (постановление АС Московского округа от 28.12.15 № Ф05-18124/2015). О выводах фискалов, сделанных на основании внутренней информации, компания может узнать не ранее, чем наступят негативные налоговые последствия.

Во-вторых, сам по себе налоговый разрыв не доказывает, что налоговая выгода необоснованна. Этот разрыв представляет собой лишь математический результат контрольных соотношений чисел в двух декларациях. Если числа отличаются, это лишь повод для проверки.

Тем не менее сведения из АСК НДС‑2 уже начали фигурировать в судебной практике. Причем не только в спорах, связанных с вычетами по НДС.

Например, в постановлении АС Поволжского округа от 24.06.16 № Ф06-9933/2016 компания оспаривала отказ налогового органа зарегистрировать в ЕГРЮЛ ликвидацию юрлица*. Компания составила ликвидационный баланс и представила его в инспекцию. Однако инспекция по результатам двух камералок деклараций по НДС отказала обществу в вычетах на внушительную сумму и вручила акты проверок.

* Подробнее об этом читайте в статье «Налоговики отказались ликвидировать компанию с недостоверным балансом» на сайте e.nalogplan.ru или в «ПНП» № 9, 2016, стр. 82.

После вступления решений по камералкам в силу налоговый орган мог бы провести задолженность по НДС на лицевом счете и стать кредитором общества. Кроме того, на момент подачи заявления о ликвидации компания не представила еще одну декларацию по НДС. В результате инспекция признала баланс общества недостоверным и отказала в госрегистрации изменений. В решении апелляционной инстанции судьи указали, что налоговый орган с помощью АСК НДС-2 установил наличие налогового разрыва в виде неправомерно заявленного вычета по НДС (постановление Двенадцатого ААС от 15.04.16 № 12АП-2681/2016).

Налоговики выставили требования о представлении документов. Компания требования проигнорировала, документы не представила. Руководитель общества от явки на допрос также уклонился.

Компания считала, что на момент подачи ликвидационного баланса налоговый орган не имел решения по камеральным проверкам. Поэтому сумма НДС к уплате была ему неизвестна. Однако суд учел факт противодействия и уклонения общества от представления документов. И пришел к выводу, что заявление о ликвидации было подано для избежания доначислений по проверкам.

Суд решил, что общество заведомо представило недостоверные сведения, при этом процедуру ликвидации нельзя считать соблюденной. Правомерность доначислений по камеральным проверкам не являлась предметом рассмотрения спора. Поэтому в отношении недостоверности баланса суд поддержал инспекцию.

Необычное дело рассмотрел Девятнадцатый ААС (постановление от 31.08.16 № А14-16854/2015). Доказательства, найденные в АСК НДС‑2, одна из сторон заявила в гражданском споре. Он был между двумя юрлицами в отношении фальсификации подписи руководителя в договоре.

Компания обратилась в суд с требованием взыскать с контрагента задолженность по договору поставки за 12 тонн рыбной муки. Однако покупатель неожиданно заявил в суде, что подпись руководителя на договоре поддельная. Значит, сделка не заключалась и оснований для возмещения продавцу убытков нет.

В качестве доказательств реальности отгрузки поставщик представил договор, накладную о приемке товара, электронные письма в адрес покупателя и ответы на них. Помимо этого продавец представил письмо из инспекции о том, что по результатам камеральных проверок деклараций обеих компаний налоговый орган обнаружил счет-фактуру на поставку рыбной муки и в декларации продавца, и в декларации покупателя. Счет-фактуру налоговики нашли путем встречного сопоставления деклараций в системе АСК НДС-2.

Налоговые органы подтвердили, что покупатель заявил вычет в связи с тем, что продавец отразил в декларации сделку и уплатил с нее НДС в бюджет. Суд пришел к выводу, что покупатель скрыл от суда сведения о поставке, а также не заявлял о фальсификации доказательства. В связи с чем суд постановил взыскать с нерадивого покупателя всю сумму задолженности и неустойку.

АСК НДС-2 работает уже три года. Она хранит сведения из счетов-фактур, деклараций по НДС, а также информацию о сделках. Система собирает данные об уплате НДС по всей торговой цепочке: от первичного поставщика до конечного потребителя.

Работу системы обеспечивают центры обработки данных (ЦОД) в Нижнем Новгороде и Московской области. В 2017–2020 годах власти планируют построить резервный ЦОД в Волгоградской области.

ЦОДы позволяют ФНС России внедрять и другие инструменты администрирования. Это налоговый мониторинг, система контроля за применением контрольно-кассовой техники (АСК ККТ), электронные сервисы. Они же поддерживают работу информационных систем Минфина, ФНС, казначейства и других учреждений финансового ведомства.